Съемная квартира на этаже — это всегда волнительно.  Люди, они такие разные. Когда мы в годы юности с Лисиком снимали квартиру, мы были ниже травы, у нас было стойкое ощущение того, что мы делаем явно плохое просто своим присутствием, сейчас я вижу, что мы скорее исключение.

Сначала в съемной квартире на нашем этаже жила мама со взрослой девочкой. Потом мама встретила принца, он несколько месяцев обстоятельно ухаживал и увёз их в итоге в неизвестном направлении. Потом жили вечно стильно одетые в чёрную кожу и вкусно пахнущие  мальчик с девочкой. Они, правда, не умели здороваться, вечно таскали коробки из ikea и исчезли очень быстро.  Затем появилось ещё одно семейство с грудным ребёнком. Их численность так и не удалось определить, потому что на их шумные гулянки собиралась пол района. В итоге очередной гулянки у нас на этаже появилось тело мужчины с ножом в каком-то особом месте и лужа крови. А вот потом у нас поселился Артак с братом.

Артаку 23 года, он приехал из Армении учиться. Изначально он совсем не говорил по-русски, но долгие месяцы практиковался в разных науках, включая русский язык, и летом поступил в какой-то институт.

Наше общение быстро прогрессировало, потому что  всякий раз, когда я выхожу из двери — там стоит Артак. В какой-то момент у меня даже была паранойя на эту тему. Но ему просто скучно заниматься, и он слоняется без дела.

Очень быстро Артак распознал в нас «добрых душ». Он приходил к нам за таблетками, за газеткой, за книгой, за шариковой ручкой, за межкомнатной дверью (!), за лампочкой, за отвёрткой, за бутылкой, за гантелями, за интернетом и вот последний случай:

—    ОЛЯ!!! У тебя есть спортивная сумка?!
—    Сумки нет, есть спортивный рюкзак, вот такой…
—    Давай, мне надо маме в Армению по почте отправить!!!

Но надо признать, что Артак в силу своих возможностей пытается нас отблагодарить. Обычно  он усиленно  предлагает банку пива. Когда я отказываюсь, предлагает взять хотя бы яблоко. И очень сокрушается от моих отказов.

Меня всегда напрягало, что когда  Артак затаскивал меня к себе в квартиру, чтобы показать свои тетрадки с учебой, он меня заставлял снимать домашние тапочки и ходить босиком. Но в один момент я понял, что у него в квартире постоянно СТЕРИЛЬНАЯ чистота. Такое ощущение, что он каждый день каждый сантиметр надраивает зубной щёткой. А когда мы выходим из своей квартиры  и на этаже пахнем мылом, мы теперь говорим: «Артак прошёл»…

Вершиной нашего общения можно считать тот момент, когда он предложил нам вместе сфотографироваться  и разместить общее фото на его страничке в Одноклассниках. Я у него иронично спросил:

—    Что скажут твои армянские друзья, что ты вместе с русским на фотографии улыбаешься?
—    Зачем так говоришь, я сам решаю с кем фотографироваться, ты мой брат!

Если держать в руках свою мизантропию, то надо признать, что на этаже стало спокойней. Никто не шатается, всё обыденно, за стеной теперь есть груда мускул, например, подвинуть там что-нибудь.

Я почитал в интернете, что обычно говорят про армян и про их отношение к женщинам и русским, которых они приравнивают к женщинам, но хочется верить в то, что я сказал в самом начале: люди они такие разные.