Мы с Абдуловым и Ярмольником оказались в Нью-Йорке в одной из первых, по-моему, зарубежных гастрольных поездок — не так давно начали выпускать.

...

В Нью-Йорке мы зашли к старому нашему товарищу Роме Каплану в «Русский самовар». В правом углу гуляла небольшая компания — Иосиф Бродский отмечал какую-то награду. Абдулов шумно выхватил оттуда (Юза) Алешковского, мы познакомились.

2 маленьких абзаца — а меня начинает трясти от количества замечательных людей на квадратный метр. И вот так всё запросто... Я уже несколько лет как почти бросил читать художественную литературу, и переключился на воспитания, мемуары. Причем сейчас для меня интересен период с 50 до 90 прошлого века. Так интересно читать в разных местах, как люди пересекаются друг с другом, пишут об этом, с разных точек. Все эти, как сейчас говорят, селебритис предстоют обычными людьми в обычных житейских ситуациях.

К слову, я абсолютно равнодушен к Макаревичу. Я не слушал Машину времени и не знаю ни одной их песни. Но вот как представителя  той, давно ушедшей, эпохи почитать его очень интересно.

Макаревич не просто посидел в десяти метрах от Бродского. В свой следущий приезд в том же ресторане он предложил ему записать свой альбом стихотворений. Бродский согласился. На студии в Нью-Йорке он за 2 захода записал свои ранние питерские стихи. Потом была заминка с обложкой. За это время Бродский умер. Но пластинка вышла на Sintez Records, которой заведует Кутиков. Макаревич пишет, что пластинка разошлась тиражом в 500 штук... Диск мне удалось найти на ozone: Иосиф Бродский. Ранние стихотворения, поставим в tobuylist.

А вообще, пройдет еще лет 30 и выйдут другие книжки, и там будет написано что-то вроде: мы с Тимати и Децлом впервые оказались на яхте Абрамовича, только тогда появились деньги и нас начали замечать. На корме гуляла небольшая компания — Потанин в окружении Оксаны Федоровой и Тины Канделаки... Ну или как-то так...