Я цепляюсь за день настоящий, боюсь, что он кончится, и засыпаю, когда уже светает, пытаясь насильно продлить момент, когда завтра превращается в сегодня, и нужно уже жить следующим днем и бояться, что еще чуть-чуть и придет и его календарный конец. В этом страхе, в этом бесконечном ожидании, я погряз в безделье и мизантропии. Ибо любое дело убивает время, которого мне так не хватает, а люди эти дела навязывают. Обесцениваются мысли, образы, отношения, привычки, принципы, а главное — деньги. Потому что когда ты считаешь время — тебе уже вроде как ничего и не нужно.