Андрей Макаревич в своей автобиографической прозе вспоминает о полете Гагарина:

А потом вдруг сразу — Гагарин! Вот это было да! Все верили, что кого-нибудь запустят, но никто не думал, что так скоро. Было совершенно ясно, что космическая эра берет бешеный разгон, что коммунизм наступит завтра-послезавтра и что Америку мы обогнали навсегда. То что все это происходило на фоне наших коммуналок и очередей в баню, никого не  смущало.

Нас отпустили с уроков, и мы побежали смотреть, как встречают Гагарина. Его везли через Большой Каменный мост в открытой светло-серой «Чайке» с эскортом мотоциклистов, рядом с ним сидел Хрущёв, а сам Гагарин, между прочим, стоял и махал всем рукой, а «Чайка»была доверху завалена цветами и на мост было не взойти. Стоял волшебный весенний день, радость граничила с безумием. Во дворах пили и танцевали. По небу пролетали вертолеты, с них сыпали розовые и голубые листовки с портретом Гагарина, мы залезли на крышу нашего дома и собрали их целую кучу  — внизу их быстро затоптали, а на крыше они лежали целенькие. Долго мы потом этими листовками менялись.

Удивительная история с этими листовками. Их разбрасывали над Москвой миллионами. Каждый взял себе десяток. А вот найти сейчас просто нереально. Любое добро на молотке валяется, а вот этих нет. Я даже не смог найти, как они выглядят. Возможно вот так:

гагарин листовка

Еще одна под катом.

листовка гагарин